. » «Госдума не является местом, где действует крепостное право» Тайны и аномалии


«Госдума не является местом, где действует крепостное право»

21 Фев
2013

Фракция «Единой России» лишилась сразу трех депутатов. 19 февраля Госдума сложила полномочия Василия Толстопятова по его собственной просьбе. А 20 февраля о добровольной сдаче мандатов заявили единороссы Владимир Пехтин и Анатолий Ломакин. По мнению заместителя руководителя фракции «Единой России» Сергея Железняка, эти события не связаны между собой.

Контекст

Посидели и ушли

Капиталы чиновников не выпустят за рубеж

Депутаты смогут лишать друг друга мандатов

 

— Что происходит у вас во фракции?

— Заявление Василия Толстопятова было сделано существенно раньше. Просто 19 февраля Дума приняла этот вопрос к рассмотрению, потому что он требует решения пленарного заседания. Следуя этой логике, мы будем рассматривать решение Владимира Пехтина и нашего коллеги Ломакина либо 21 февраля, либо только в марте, в зависимости от того, когда этот вопрос подготовит комитет по регламенту. Между решением и голосованием всегда проходит время для соблюдения всех процедур. Если говорить о событии, то оно состоит из двух заявлений о сложении полномочий — это Пехтин и Ломакин. А Толстопятов возглавил одну из компаний с государственным участием. Я считаю, это достаточно позитивные изменения в его жизни.

— А почему Ломакин отказался от мандата?

— Причины относятся к личным мотивам и не связаны с депутатской деятельностью либо с деятельностью до Государственной думы. До Думы он был предпринимателем, в Думе – депутатом. Но его причины носят личный характер, это связано с его состоянием, и я считаю не очень этичным их предметное обсуждение.

— Многие наблюдатели уже успели сделать вывод, что речь идет о чистке рядов фракции.

— Но тогда в эту кампанию нужно добавить еще и Ширшова с Михеевым (депутата Константина Ширшова от КПРФ следствие подозревает в мошенничестве, он добровольно отказался от неприкосновенности 11 февраля; эсера Олега Михеева Госдума лишила неприкосновенности 19 февраля, следствие подозревает его в незаконном захвате 14 объектов недвижимости Волгоградского мотостроительного завода. – «МН»). Почему мы говорим только о «Единой России»? Никакой кампанейщины здесь нет. Все эти случаи имеют совершенно разные причины. Вместе с тем, несомненно, Госдума не является местом, где действует крепостное право, либо рабовладельческий строй. В отличие от тех обстоятельств, которые есть у наших коллег из оппозиции, подозреваемых в соучастии в уголовных преступлениях, у нас, как правило, депутаты идут либо на повышение, либо переходят куда-то на другую работу. Или это ситуация Владимира Пехтина: он понимает, что потребуется время, чтобы отстаивать в судах свое доброе имя, и это никак не может быть совмещено с полномочиями депутата. Потому что честь ему придется отстаивать в американских судах, а депутатом он избран в России. Но нет ни одной юридической причины, которая требовала бы от Пехтина прекращения полномочий. Его решение добровольное и основано на стремлении доказать несостоятельность упреков, которые ему предъявляют, и нежелании вовлекать в эту дискуссию партию и фракцию.

— Должен ли депутат отказываться от мандата, если кто-то выдвигает против него обвинения?

— Зависит от обстоятельств. Если депутата подозревают в совершении уголовных преступлений, то есть процедура с представлением Генпрокурора и снятием неприкосновенности. Если говорить о вещах, которые не связаны с законодательством, то это всегда персональное решение каждого депутата. Депутата нельзя заставить принять мандат и невозможно заставить отказаться от него. Если обвинения ложные (а таких обвинений достаточно много в отношении каждого из публичных деятелей – это известные технологии черного пиара), то здесь было бы абсолютно неправильно для депутатов поддаваться на провокации эмоционально, и тем более прекращать работу. А вот если какие-то вопросы, связанные с его деятельностью, порождают упреки в конфликте интересов, то депутат, конечно, должен избежать этого конфликта интересов и на время отказаться от поста. Если упреки в неэтичности возникают в отношении члена комиссии по этике, то логично будет, если он приостановит членство в этой комиссии до выяснения всех обстоятельств. Если возникают обоснованные претензии в отношении имущества, а депутат занимает пост в комиссии по проверке имущества депутатов, то ему нужно приостановить членство в этой комиссии. Это нормально и цивилизованно. Но претензии должны быть состоятельными и обоснованными. 

— В какой-то момент вы оказались в схожей с Владимиром Пехтиным ситуации, когда Алексей Навальный опубликовал пост, который касался ваших детей.

— Абсолютно другая ситуация. Есть много черного пиара в отношении любого публичного человека. К сожалению, это один из атрибутов профессии: в отношении тебя постоянно будут возникать провокации и измышления. Если вы сможете мне представить обоснования предметности каких-то упреков в мой адрес, то я прямо сейчас готов их с вами обсудить. Но у вас их нет. Просто потому, что их нет. Ни я, ни мои близкие не совершали ничего противоправного. А вопрос, связанный с обучением моих старших детей за границей, никогда не был тайной для тех людей, которые занимались разрешением на выезд, подготовкой соответствующих документов для поступления в вузы, в том числе и справок с моей работы — Государственной думы. Просто это не было достоянием общественности, потому что я не считал необходимым рассказывать обстоятельства жизни моих детей. Я вообще считаю, что вмешательство без какой-то криминальной составляющей в личную жизнь личную, тем более в жизнь детей – это аморально и достойно только абсолютно циничных и бесцеремонных людей. И в этом смысле мои оппоненты показали, что готовы выбирать любые, самые нецивилизованные формы деятельности для достижения своих целей. Причем сами цели не имеют ничего общего с защитой общественных интересов.

— Как вы относитесь к обнародованию блогерами информации, касающейся незадекларированного имущества депутатов?

— Любая информация, которая является правдивой, имеет право на публикацию. Никто никогда не может запретить публиковать правду. Другое дело, если публикуется недостоверная информация, либо публикуется информация в отношении обстоятельств, которые не связаны с нарушением закона и касаются персональных данных человека и его близких. И в этом отношении публичные люди, точно так же, как и любой гражданин страны, должны быть защищены. Но это не связано с запретом на публикацию правды в отношении них. Должна быть возможность наказать тех, кто говорит неправду в отношении любого гражданина. Права, данные Конституцией на запрет распространения личной информации, должны соблюдаться. И это, к сожалению, очень часто нарушается из-за недостаточной юридической грамотности многих общественных и оппозиционных деятелей и их желанием двигаться к цели любым способом, не оборачиваясь на какие-то нормы, принятые в цивилизованном обществе.

Илья Пономарев, депутат от «Справедливой России»

— В совпадения я вообще не верю. Больше похоже на кампанию. Другое дело, что не очень понятно, по каким критериям выбираются фигуранты этой кампании. В нашем расследовании «Золотые крендели “Единой России”» есть тяжелее случаи. Ломакин в нем не фигурировал. Похоже, что дана команда почистить ряды за счет тех, кого не жалко. За исключением Пехтина, я не знаю, чем эти единороссы занимались, где они были, что они делали, их вообще не было видно в Думе. В случае с Пехтиным, я не думаю, что это его собственное решение. В Думе еще осталось несколько десятков человек, у которых есть бизнес, как у Ломакина, когда богатый человек просто купил себе ксиву. Такие люди еще есть, и их вполне могут вынудить уйти.


Наверх