. » Молодой и красный Тайны и аномалии


Молодой и красный

23 Фев
2013

В феврале 2013 года Коммунистической партии Российской Федерации исполняется двадцать лет. Накануне юбилейного съезда «Московские новости» поговорили с молодыми коммунистами, как преданными партии, так и разочаровавшимися в ней.

Контекст

Мини-футбол с коммунистическим лицом

Зюганов сделает Навального главой Счетной палаты

Коммунисты покушаются на бороду Чурова

 

Владимир Обуховский, депутат Мосгордумы от КПРФ, первый секретарь горкома Комсомола, 20 лет

— Я вступил в комсомол в далеком 2006 году. Наша основная задача — участие в военно-патриотическом воспитании молодежи, обучении истории. Сейчас история переписывается, и комсомольцы — единственные, кто несет правду о том, что происходило в стране. Помимо этого у нас работает секция самбо, есть клуб по изучению иностранных языков.

Не хотел бы называть число комсомольцев, поскольку организация у нас оппозиционная, и всякое бывает в жизни. Количество наших сторонников в Москве в возрасте до 30 лет насчитывает несколько тысяч. Актива — несколько сотен, около 500 человек. В комсомол можно вступить с 14 лет до 30. К нам идут в основном школьники из 10-11 классов и студенты. Офисный пролетариат пока не спешит присоединяться.

К нам идут в основном школьники из 10-11 классов и студенты

У нас 25 местных отделений по Москве. Мы работаем и в школах, и в вузах, и в детских домах, пытаемся оказывать помощь молодежи. Например, поддерживали забастовку студентов РГТЭУ, протестовавших против присоединения к Плехановской академии. Идеологическое воспитание  комсомольцев не ограничивается изучением  марксистско-ленинской теории. Мы изучаем  и работы современных авторов. Например, «Бесцельно прожитые  годы» Бояринцева и Самарина, «Путь России в будущее» Иванова, работы Виктора Кожемяко, который многие годы работал в газете «Правда». Есть еще великолепнейшая работа «Коммунисты XXI» Геннадия Андреевича Зюганова. Из художественной литературы — «Светлые души» Василия Шукшина.

Мы приглашаем публицистов, воспитательной работой занимаются помощник Зюганова Любовь Никитична Швец и председатель президиума Верховного совета СССР Лукьянов. Да и сам Геннадий Андреевич просто талантливейший экономист и ученый, доктор философских наук и кандидат математических наук, человек  многогранного таланта. Любая статья — просто кладезь, из которого можно сделать много позитивных и хороших выводов.

Павел Тарасов, член ЦК КПРФ, первый секретарь Калининского РК КПРФ, 29 лет

— В организацию я вступил в 2005 году, но заинтересовался задолго до этого и сначала пообвыкся в комсомоле. Вообще, предварительно вступать в комсомол необязательно, но для молодежи проще сначала покрутиться в кругу сверстников, а потом переходить к более разумным задачам. Часть ребят не вступают в партию, некоторые по идеологическим причинам — комсомол существует в менее строгом формате. А в партии дисциплина.

Комсомольцы ходят на партийные и протестные мероприятия, занимаются организацией работы на местах. Есть и международные проекты, и контакты с другими коммунистическими организациями, встречи с представителями посольств.

Илья Пономарев в свое время состоял в нашей партии, но когда узнал, что не попадает в списки, пошел в «Справедливую Россию»

Многие из тех, кто сейчас нас критикует, раньше активно сотрудничали с партией и решали многие проблемы с нашей помощью. Кому звонил тот же Удальцов, если ему нужна была помощь? Его часто вытаскивали из отделения наши однопартийцы. Илья Пономарев в свое время состоял в нашей партии, но когда узнал, что не попадает в списки, пошел в «Справедливую Россию».

А сейчас они связались с западными силами. Они идут на поводу у тех, кому интересны западные ценности. Немцовы, Рыжковы и Касьяновы просто хотят заменить фамилии тех, кто сейчас у власти, на свои фамилии, оставшись при этом в рамках той же самой экономической системы.

Мы не против совместной работы, никто не говорит, что радикальность — это безусловно плохо, но нужно понимать, чего мы добиваемся, оговаривать цели совместных выступлений. Но большинство деклараций этого не учитывают, такое разделение и преобладание либералов навязано сверху. Люди из нашей партии тоже, например, хотели выступить на Болотной, но им не дали.

Определять, будет ли Геннадий Андреевич нашим председателем и дальше — дело партии. Мы здесь никак не можем его критиковать. Сейчас идет массированная медийная кампания по очернению коммунистического движения и его руководителя.  Критика Зюганова — это пропагандистский штамп, который вбивается людям в голову. При этом, заметьте, нашу программу они не критикуют. Не устраивает фамилия — это неправдоподобно и несерьезно. Среди всей борьбы именно он сделал партию сильной и сохранил. Других власти удалось раздробить и ослабить.

Евгения Комарова, член РО КПРФ «Ленинские горы», 21 год

— В партии я уже 3,5 года. Вступала осознанно, когда исполнилось 18 лет. До этого полтора года была в комсомоле. История Советского союза меня интересовала еще со школы. При  недостатках того времени, меня привлекали идеи, то,  во что люди верили. Родители удивились, не ожидали. Им не были близки левые взгляды, но отговаривать не пытались. Понимали, что бесполезно.

Хожу на митинги, раздаю газеты и выполняю несколько партпоручений. Я (возглавляю) являюсь членом бюро Молодежной секции в нашем отделении и вхожу в состав контрольно-ревизионной комиссии по району, а теперь и по Москве. Комиссия смотрит за исполнением партийных решений, соответствием их уставу, занимается учетом и сбором взносов.

Регулярно ношу цветы Сталину и Ленину как дань уважения

Я решила поступать на факультет политологии МГУ, чтобы стать политтехнологом. Однокурсников агитировать не пытаюсь: нам всегда
твердят, что политолог должен быть беспристрастным. Зато одногруппники помогали нам на выборах.

В партии я бы ничего менять не стала: процесс обновления кадров и так идет. Если что-то и изменится, это решит предстоящий съезд, но пока все стабильно, и Геннадием Андреевичем все довольны. Я убеждена, что не будь фальсификаций, процент на выборах у нас был бы куда выше.

В основном партию поддерживают те, кто ностальгирует по СССР, люди,  верящие в коммунистические идеалы, и молодежь, которая хочет перемен. Но если политика российского правительства не изменится, думаю, это привлечет к нам и средний класс.

Мы уважаем советское прошлое и считаем, что тех людей, которые боролись за компартию, нужно чтить. Я сама регулярно ношу цветы
Сталину и Ленину как дань уважения. Я считаю, что продолжать такие действия нужно, нельзя отказываться от своей истории. Лично для меня, как и для большинства членов партии, это важно.

Денис Парфенов, член Молодежной палаты при Мосгордуме, 25 лет

— В комсомол я вступил в 2005 году, в партию в 2007. Подтолкнуло изучение соответствующей литературы, читал классиков марксизма.
Скепсиса по отношению к партии не было. Скепсис вызывали как раз альтернативные варианты: я смотрел на разные организации, смотрел, как действуют НБП и АКМ (Авангард Красной Молодежи — МН.). Что-то нравилось, что-то отпугивало. Лидеры у них одиозные.
Радикализм и лично Лимонов не симпатичны. Харизма присутствует, он похож на Троцкого. Первое внешнее впечатление было как раз такое, а по одежке встречают, как говорится.

Наш внутренний мониторинг показывает, что когда партия пропагандирует образ Сталина, это встречает наиболее теплые отзывы. Подавляющее большинство с пониманием и вниманием прислушивается, когда говорят об эпохе и личности Сталина. При всех оговорках, эпоха его правления ассоциируется с порядком. Сейчас гайки закручивают только для народа, а не для чиновников, Сталин же не позволял озоровать никому.

Голосование по «закону Димы Яковлева» преподносится так, будто его приняли в ответ на «акт Магнитского». На самом деле этот закон готовился несколько лет и  призван защитить детей от угроз, которые их ожидают за рубежом

Обычно мелкие революционные секты придерживаются такой идеологии:  на каком-то этапе классики марксизма писали, что государство должно отмереть, а значит надо бороться за его разрушение. Но если сейчас мы начнем бороться за отмену государства, чего мы добьемся? Представьте, что начнется, если сейчас ликвидировать, например, МВД. Мы за соединение национально-освободительной борьбы с классовой в интересах большинства народа, трудящихся.

Нельзя, даже будучи в оппозиции, придерживаться подхода «Баба-яга против». Например, голосование по «закону Димы Яковлева» преподносится так, как будто его приняли в ответ на «акт Магнитского». На самом деле этот закон готовился несколько лет и  призван защитить детей от угроз, которые их ожидают за рубежом. КПРФ уже много лет последовательно выступает против иностранного усыновления.

Я считаю, что в России вообще все, что связано с проблемами материнства и детства находится в тяжелом положении. Сейчас государство, несмотря на то, что у нас к нему много претензий, выполняет попытки выстраивания этой политики. Мы рассчитываем, что предложения КПРФ в области защиты интересов российских семей, детей и молодежи будут рассмотрены и приняты.

Александр Машков, бывший член КПРФ, 21 год

— Как и большинство  людей, которые вступают в оппозиционные  организации — пришел  в КПРФ для того, чтобы изменить  мир к лучшему. Мне было 18 лет, приняли в партию в 2009. Вступил  во многом под влиянием  революционной  эстетики. Я был уверен, что  организация серьезная и настроена  на проведение коренных преобразований.

Меня раздражали идеи, не соответствующие идеологии коммунизма — «Сталин – наш отец» и прочее

Все свое свободное время старался посвящать партии, участвовал почти во всех московских акциях. Меня раздражали жесткие иерархичные системы отношений в партии, внутренний патернализм, идеи, не соответствующие идеологии коммунизма — «Сталин – наш отец» и прочее. Мнение рядовых членов партии фактически не учитывалось, зато мелкий или крупный начальник имел власть.

Окончательно я разочаровался после роспуска московского горкома партии. Он был распущен через несколько дней после парада на День Победы якобы из-за неудовлетворительной работы. После этого раскола ушел самый ядерный актив. Я считаю, что на самом деле распустили горком, потому что федеральному руководству не нравилась радикализация.

Большинство партийцев просто стремятся занять места в парламенте, пользоваться депутатской неприкосновенностью, ездить на дорогих машинах и при этом не быть объектами народной  ненависти в отличие от правящей партии. Ни в ЛКСМ, ни в КПРФ я не вижу сейчас людей, преданных идее. Все построено на спекуляции ностальгией, эстетикой  позднесоветского периода, любовью к военной форме.

Те, кто сидят в партийных верхах рассчитали только на свою бытность в политике. Периодически возникали разговоры о том, чтобы сместить Зюганова, что он не вечен, но они всегда сходили на нет, не шли дальше разговоров в курилке. А активные сторонники реформ либо сами уходили, либо были исключены.


Наверх