. » На смерть адвоката Тайны и аномалии


На смерть адвоката

21 Фев
2013

Со дня смерти прекрасного адвоката Юрия Марковича Шмидта прошло 40 дней. Известие о его смерти было неожиданностью для меня. Да, конечно, мы все знали, что он давно болеет, лечится с переменным успехом… И все равно это стало ударом.

Контекст

«Оправдывая подсудимого, ты ссоришься с правоохранительными органами»

Хуррамова освободили под аплодисменты

Не участвует в самодеятельности, вины не признает

 

На процесс по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в 2009 году Шмидт пришел таким маленьким, исхудавшим… болезнь сильно изменила его. Но внутренне он оставался тем же — человеком с мощным внутренним стержнем, с железной волей. От его выступлений в суде бежали мурашки.

Юрий Шмидт родился в Санкт-Петербурге в символичном 37 году, и уже через три недели остался без отца — тот был арестован по политическому обвинению и провел в ГУЛАГе 19 лет. Когда молодой человек поступал в университет, его честно предупредили: «Если ваш отец сидит, вас не возьмут ни в прокуроры, ни в следователи. Вам быть только адвокатом». А Юрий Шмидт ответил: «Меня это устраивает!». Шмидт заслуженно удостаивался самых разных наград, в том числе диплома Human Rights Watch за деятельность в защиту прав человека, высшей юридической премии России «Фемида», золотой медали имени Федора Плевако, знака «Почетный адвокат», премии Международной Лиги прав человека.

Ни награды, ни заслуги этого адвоката от Бога не стали поводом, чтобы общество в эти дни много говорило о нем. Гораздо больше, к сожалению, говорили о криминальном герое, убитом через несколько дней

Но, наверное, для Шмидта главной заслугой была благодарность его подзащитного. Человека, которому удалось помочь. Справедливость, которой удалось добиться. Сколько раз, беря интервью у Юрия Марковича, я слышала от него, что защита Михаила Ходорковского стала для него смыслом жизни. Это была последняя соломинка, за которую он держался. Он очень хотел успеть. Успеть дожить до того дня, когда его подзащитный выйдет на свободу. Не успел.

В последнее время голос Юрия Марковича был иногда слабым, но он ни разу не пожаловался, ни разу не отказал в беседе, хотя мы, журналисты, знаем, что в последние дни он давал комментарии с больничной койки. Друзья Юрия Марковича говорят, что он уже знал, что уходит. В последний раз лег на лечение, уже предполагая это. Встретил Новый Год. А 12 января его не стало.

Однако удивительно, что ни награды, ни заслуги этого адвоката от Бога не стали поводом, чтобы общество в эти дни много говорило о нем. Гораздо больше, к сожалению, говорили о Деде Хасане, криминальном герое, убитом в Москве через несколько дней. Биографию Аслана Усояна можно было прочитать везде. О его круге общения и влиянии, о всевозможных версиях убийства 75-летнего вора в законе… наконец, о том, где же теперь его похоронят, и — апофеоз! — о его похоронах в столице. А вот о достойной жизни и не менее достойной, мужественной смерти 75-летнего российского интеллигента, прекрасного человека, скромного, но заслуживающего большого уважения, говорили мало. Весть об убийстве «авторитета» и разговоры о «возрождении лихих 90-х» затмили это событие.

Тем не менее, в тот же день без лишнего пафоса в Дом архитектора на Большую Морскую улицу попрощаться с Юрием Шмидтом пришли сотни людей. Друзья, близкие, коллеги, клиенты, просто неравнодушные граждане. «Народу было очень много, в зал невозможно было даже зайти, люди стояли даже на улице. Помню, передо мной оказалась Нателла Болтянская, мы стояли на лестнице, дальше не поместились», — рассказывала мне профессор Санкт-Петербургского университета Елена Гагинская. Прощаясь с Юрием Шмидтом, плакали даже те, от кого не ожидаешь слез. «В нем сочетались качества всех четырех мушкетеров: благородство Атоса, изысканность Арамиса, жизнелюбие Портоса и бесстрашие д’Артаньяна», — говорил о Шмидте глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов.

Адвокатская коллегия «Шмидт и партнеры» продолжает существовать. Как рассказал мне адвокат Борис Грузд, вопрос о ее судьбе будет решаться с наследниками Юрия Марковича и городской адвокатской палатой. Однако один из наказов Шмидта уже почти выполнен: он завещал уничтожить архив, и это почти сделано.

Всегда жаль несбывшегося. Буквально накануне, за несколько дней до смерти Юрия Марковича, я ощутила нужность большого разговора с ним. Хотелось поговорить не только о судебных делах, о проблемах в нашей юриспруденции, но просто о жизни. Не успела. И вот уже даже аккаунт Юрия Шмидта в Фейсбуке деактивирован — это снова вызвало какое-то удивление. Его номер так и остался в записной книжке моего телефона. Трудно терять связь с такими людьми.


Наверх