. » Условная борьба Тайны и аномалии


Условная борьба

12 Дек
2012

В Мосгорсуде вчера в особом порядке прошла большая часть рассмотрения дела Дмитрия Павлюченкова — бывшего милиционера, координировавшего слежку и подготовившего пистолет, из которого была убита журналистка «Новой газеты» Анна Политковская. Защита Павлюченкова хочет, чтобы он получил условный срок, дети г-жи Политковской — чтобы его посадили на 14 лет. Павлюченков на суде держался уверенно — дремал в перерыве заседания и отобедал после него в ресторане кавказской кухни.

Для заседания был предоставлен самый большой зал Мосгорсуда, и он был заполнен журналистами. На процессе выступают известные работники юстиции: прокурор Гюльчехра Ибрагимова вела второе дело Михаила Ходорковского, судья Александр Замашнюк полтора года назад рассматривал дело убийц другой журналистки «Новой газеты», Анастасии Бабуровой, и адвоката Станислава Маркелова — тогда г-н Замашнюк вынес максимально жесткий приговор убийцам.

Началось заседание с ходатайства детей г-жи Политковской — Веры и Ильи — о расторжении сделки Павлюченкова со следствием. Они считают, что, несмотря на то что Павлюченков признал вину и дал показания на других участников убийства, а также дает показания по другим делам (например, по убийству Пола Хлебникова), он намеренно не назвал заказчика убийства и принижает свою роль в преступлении. Судья ходатайство отклонил.

Как рассказал РБК daily Илья Политковский, это решение будет обжаловано и он надеется на его отмену в России, а не в ЕСПЧ. По его мнению, в целом само убийство его матери раскрыто, но следствие намеренно не занимается поиском заказчика преступления.

Руководитель пресс-службы «Новой газеты» Надежда Прусенкова пояснила РБК daily, что Павлюченков вряд ли сам контактировал с заказчиком, но он мог бы назвать имена посредников. Пока в материалах следствия фигурирует возможная причастность к убийству Бориса Березовского и Ахмеда Закаева, но потерпевшие не верят в это. Г-жа Прусенкова говорит, что заказчиком может быть представитель северокавказских элит, в уголовном преследовании которого не заинтересованы правоохранители.

Часть материалов дела засекречена, так как Павлюченков занимал важный пост в ГУВД Москвы — возглавлял особый отдел, занимающийся слежкой за подозреваемыми. Часть заседания прошла без прессы, и журналистов пустили на прения сторон.

Прокурор попросила Павлюченкову 12 лет строгого режима, дети г-жи Политковской — максимальное наказание (так как Павлюченков пошел на сделку со следствием, это 14 лет, иначе было бы 20). Адвокат Павлюченкова Карен Нерсесян произнес неожиданно длинную речь о том, что его клиенту нужно дать «любой условный срок». Павлюченков инвалид, и он может умереть за решеткой, у него ребенок, «которому нужен отец». Он ветеран Афганистана с боевыми наградами и отличный оперативник, просто оступившийся. Якобы Павлюченков — «жертва поколения, чья юность пришлась на эпоху перемен»: милиционера с мизерной зарплатой искушало наблюдение за «преступниками, просаживавшими деньги в казино».

Адвокат детей г-жи Политковской Анна Ставицкая возразила, что принадлежность Павлюченкова к правоохранителям должна быть отягчающим обстоятельством и что он сыграл важнейшую роль в убийстве и не сам пришел с повинной, а пошел на сделку со следствием под грузом улик. Обсуждалась компенсация, которую обвиняемый должен выплатить семье убитой. Дети Анны Политковской и прокурор настаивают на 10 млн руб., г-н Нерсесян — на 2 млн, Павлюченков заявил, что чувствует вину и готов платить, но сам не назвал сумму.

Дмитрий Павлюченков заявил РБК daily, что расторжение его сделки с правосудием не будет способствовать установлению заказчика и он не хочет загадывать, какое наказание может получить. «Какое будет, такое и будет», — говорит он. Его последнее слово и приговор прозвучат в Мосгорсуде в пятницу утром, процесс над другими участниками убийства Анны Политковской планируется весной.


Наверх