. » Высокий брюнет в лыжном ботинке Тайны и аномалии


Высокий брюнет в лыжном ботинке

25 Фев
2013

Один из знаковых персонажей мирового биатлона второй половины прошлого десятилетия, двукратный чемпион мира Дмитрий Ярошенко решил завершить карьеру, о чем пару дней назад объявил у себя на официальном сайте. «Я сделал все, что мог», — подытожил он. Вроде все правильно и логично. Человеку 36 лет, двое детей, результатов давно нет, надежд на Сочи-2014 никаких. Пора подумать о нормальной работе. Но никак не оставляет ощущение досады и недоговоренности.

Контекст

Биатлон превратился в убыточный бизнес

Особое приглашение

«Застраховаться от допинга невозможно»

 

Есть такой типаж: симпатичный, добрый, умный, но слегка недотепистый парень, постоянно — и в основном не по своей вине — попадающий в неловкие ситуации. Вот этот человек с вечно чуть виноватой улыбкой и есть Ярошенко. Пьер Ришар — тот самый образ. Начать с того, что в звезды он пробился тогда, когда многие ровесники уже давно закончили, в 30 лет. До этого, все первую половину нулевых годов, были этапы Кубка страны на обшарпанных советских аренах, иногда выезды в европейскую глубинку, несколько случайных гонок за первую сборную на Кубке мира (и места в шестом десятке). Выбраться из этого круга в России почти невозможно.

Ярошенко выбрался. Два сезона, 2006/2007 и 2007/2008, он был одним из самых узнаваемых биатлонистов мира, дважды побеждал в эстафете на мировом чемпионате, выиграл малый Хрустальный глобус в гонке преследования, а также стал вторым в общем зачете Кубка мира. Он звенел в каждой гонке, и это было здорово. Тогда казалось, что хороший парень Дима Ярошенко навсегда преодолел свою невезучесть.

Потом была известная допинговая история 2009 года, в которой из всей сборной замешаны оказались трое: он, Екатерина Юрьева и Альбина Ахатова. Сейчас-то это уже не самый большой секрет: им просто не повезло. Была система, и на их месте из той сборной могли оказаться почти каждый. Но из мужской команды случай выбрал только Ярошенко. Два года дисквалификации.

Собственно, тогда стало понятно, кто чего стоит. Кто-то из дисквалифицированных ушел в глухое подполье, кто-то стал светиться по различным телешоу, а Ярошенко решил исправлять свои ошибки. Во-первых, он стал первым и до сих пор единственным российским спортсменом, кто публично, на специальной пресс-конференции признал употребление допинга. Дальше он стал ездить по региональным спортшколам, где рассказывал подросткам, что употреблять допинг — нехорошо и нечестно. Это кажется смешным, но такие слова юным российским спортсменам нужно говорить. «Помню, поднялся такой метр с кепкой и говорит: «»Дима, а какие можно витамины попить, чтобы держать себя в форме?». Ну я, наивный, начинаю перечислять классический список. Он перебивает: «Не, это все понятно… Ты лучше расскажи, что надо принимать — и, как ты, бегать?»», — рассказывал Ярошенко в интервью «МН» полтора года назад.

А возвращение получилось таким же нескладным, как и вся карьера Ярошенко. В первый сезон его включили во вторую команду, потом выставили на одну гонку Кубка мира, вроде бы попросили сделать визу в США, где проходили следующие этапы, и… на этом все закончилось.

Начало второго сезона после возвращения вышло многообещающим: в сентябре 2011 года Ярошенко выиграл три золотые медали на чемпионате мира по летнему биатлону.  Одна проблема: соревнования эти не были включены в перечень отборочных к зимнему сезону. Спортсмен и его тренер это вроде бы знали, но приняли другое решение. Как оказалось — неверное. С тех пор особых шансов пробиться наверх уже и не было. «Нужно быть реалистом, можно бесконечно заниматься самообманом и строить иллюзии. Сейчас в команде очень сильные парни, как мы в лучшие годы, и попасть в сборную перед Олимпийскими играми будет, конечно, нереально», — написал он в своем прощальном письме.

Говорят, Диме предложили хорошее место в одной из крупных нефтегазовых структур, которых так много в Ханты-Мансийске. Это хорошая новость, и так бывает не у каждого из российских спортсменов. Пусть ему повезет. Он это заслужил.


Наверх