. » Ход Турой Тайны и аномалии


Ход Турой

14 Мар
2013

Больше всего огорчает, конечно, непрофессионализм. Понятно, что на http://zaporozhyetut.com.ua/ каждого члена координационного совета оппозиции должна работать армия еще более злых «нашистов». И все-таки хотелось бы иного уровня, чуть большей ответственности, что ли. Потому что подобное качество провокаций или полемики — оно же, в общем, бумеранг. Невозможно постоянно опускать планку — если не получается грозно пугать, зачем постоянно смешить?

Контекст

Диктатура челяди

«Как перед цунами мыть полы»

Донос на сегодняшний день

Некий бизнесмен Сергей Соловьев пишет мне письмо, подписывая его именно как бизнесмен и ни словом не упоминая о своих депутатских амбициях. Он приглашает меня выступить в Качканаре с творческим вечером: «Звезды редко посещают такие места». Я не звезда, но Свердловская область меня интересует, я хочу на нее посмотреть, поскольку там происходит действие моей следующей книжки — «Сигналы». Я про нее потом немного расскажу.

Мой директор Татьяна Булыгина, отвечающая за все мои разъезды, гонорары и публичные лекции, называет сумму: пятьсот тысяч рублей. Мой вечер стихов стоит в зависимости от обстоятельств от ста до трехсот, иногда я выступаю и бесплатно, но здесь речь идет о двухдневной поездке, мне приходится на два дня выпадать из рабочего графика, и директору полагается процент за организацию. Составляется договор. Булыгиной выплачивается предоплата, триста пятьдесят тысяч, которой все и ограничивается (почему-то они не перевели остаток — почему бы, интересно?). Пишется расписка. Булыгина вычитает из гонорара налог и переводит деньги мне. Я еду в Екатеринбург, меня встречает помощник Сергея Соловьева и сообщает, что выступить в Качканаре не получится — не дали местный Дом культуры. Придется ехать в Нижнюю Туру — там Дом культуры дали. Я еду туда, перед выступлением ко мне подходит Сергей Соловьев и сообщает, что он собирается баллотироваться в Качканарскую думу. «От ЕР?» — спрашиваю я. «Нет, что вы!» — «От ЛДПР?» — «Нет, конечно. Независимый». Независимый так независимый, никаких концертов в поддержку депутатов у нас не планируется. В договоре и расписке указан творческий вечер.

В конце выступления я благодарю Соловьева за приглашение, ни словом, естественно, не упоминая о его депутатстве

В зале человек пятьдесят местных интеллигентов: «Простите, что нас мало, мы не знали, не было никакой рекламы». Два часа я читаю стихи и отвечаю на вопросы — интересные, как всегда в провинции. Рассказываю, в частности, про «Сигналы». Спрашивают: почему вас так интересует Урал? Да как же, ведь у вас тут все так загадочно. Все пропадает. Группа Дятлова погибла неизвестно отчего (обсуждаем группу Дятлова), теперь вот Ан-2 никак не найдут… Все живо высказывают свои предположения по поводу Ан-2. «А у меня вот будущее пропало, — говорит молодой человек, представляясь журналистом. — Вообще не представляю, что со мной будет через пять лет. Вы считаете, есть будущее у таких городов, как наш?»

В конце выступления я благодарю Соловьева за приглашение, ни словом, естественно, не упоминая о его депутатстве. Спасибо, что привез, было очень увлекательно. Потом мы пьем чай в местном буфете, и меня отвозят в подобие гостиницы, откуда я и уезжаю на следующее утро в Екатеринбург. Перед отъездом помощник Соловьева, назвавшийся Володей, пытается мне вручить из рук в руки некую сумму — якобы в виде компенсации за плохую организацию концерта. «Никаких сумм, я свое удовольствие уже получил», — и действительно получил, мне было интересно.

Через два дня сайт «Газета о газетах» публикует письмо Соловьева, состоящее из такой наивной лжи, что его делается жаль. Якобы он позвал меня агитировать за себя, поспорив с друзьями на ящик виски, что я куплюсь. Якобы он закатил в мою честь банкет, от которого и посейчас не оправился. Якобы я брал у него дополнительные гонорары. Все это сопровождается видеонарезкой, где под мою речь подложены титры. Все, кому интересно, могут услышать, как я благодарю за приглашение хорошего человека Сергея Соловьева, благодаря которому мы со зрителями увиделись. В титрах добавлено: «и политика». И цыпленочку, сказал бы Федор Павлович. Они там действительно думают, что у всех уши отсохли?

Дальше вступает «Единая Россия». Стремительно ознакомившийся с «Газетой о газетах» депутат екатеринбургского законодательного собрания Максим Иванов утверждает в своем блоге, что я приехал пиарить неизвестного мне депутата, что я считаю уральцев быдлом — и вдобавок надо еще проверить, как я декларирую свои доходы. О чем он и просит прокуратуру и Следственный комитет.

Меня эта просьба радует. Я всегда за прозрачность. Я рад продемонстрировать и договор о творческом вечере, без всякого депутатского пиара, и расписку о получении трехсот пятидесяти тысяч вместо широко разрекламированных пятисот, и все сведения о своих выступлениях, поскольку директор эту документацию ведет аккуратно. Члену КС в таких вещах подставляться нельзя — равно как и с девочками, и с выпивкой. Я, правда, не совсем понимаю, как именно я мог заплатить налоги с гонорара, полученного только что. Депутат, вероятно, не знает, что подать декларацию о выступлениях этого года я должен до конца апреля следующего. В общем, провокация была топорно задумана, топорно исполнена и не доставила инициаторам никакой радости, если не считать чисто альтруистического удовольствия от выплаченных в виде гонорара трехсот пятидесяти тысяч.

Страсть не должна отшибать мозги. Вам любой автолюбитель скажет: нельзя, чтобы руль держали люди, чей мозг умер

Печалит, конечно, не то, что Кристина Потупчик и иже с ней тиражируют ложь и лихорадочно набирают твиты о моей алчности — у них работа такая. Печалит даже не то, что депутат искренне удивляется факту получения гонорара за выступление: наверное, он думает, что платят за работу только ему, а все остальные должны приплачивать за право трудиться. Печалит другое: они там всерьез полагают, что если они задним числом выдумают несуществующего депутата и припишут мне его поддержку, член КС будет скомпрометирован. То есть у народа, по их мнению, совершенно не осталось своей головы, а у меня — никаких договоров и приглашений (приглашение выступить с творческим вечером, кстати, я тоже готов предоставить всем желающим). Ну нельзя же так, ребята! Ну нельзя же в самом деле настолько считать народ быдлом — каковую позицию вы все время приписываете своим оппонентам! Я не против этой оголтелости — страсть, писал Бабель, движет мирами. Но страсть не должна отшибать мозги. Вам любой автолюбитель скажет: нельзя, чтобы руль держали люди, чей мозг умер. В сверхдержаве Чавеса, очевидно, еще можно, а у нас нельзя. Мы слишком для этого большие.

Но поскольку колонка у нас оптимистическая, есть у меня и основания для оптимизма. Я попал в собственный роман, и писать его теперь мне будет веселее. Там как раз история про этот Ан-2, на котором, по сюжету, улетело на рыбалку руководство местной ячейки новой партии «Инновационная Родина», сокращенно ИРОД. Улетело — и не вернулось. И все его ищут. Много разного находят, всего пересказывать не буду, и все время ловят сигналы: мы здесь, мы рядом, спасите нас… И только в конце выясняется, что самолет и не могли найти, потому что он не летал никуда. Всю катастрофу выдумали, чтобы скрыть отсутствие в маленьком городе той самой партячейки. Ее создали на бумаге, отрапортовали, а тут комиссия из Москвы. Где наша инновационная партия? А она улетела. И самодеятельные поисковики никогда никого не найдут.

Только почему-то им продолжают слышаться сигналы: я здесь, я здесь, рядом, спаси меня… Эти сигналы подает, наверное, какая-то настоящая Россия. Я их иногда еще слышу — как вот во время встречи с читателями в Нижней Туре.Страсть не должна отшибать мозги. Вам любой автолюбитель скажет: нельзя, чтобы руль держали люди, чей мозг умер


Наверх